Биография Питера Зезеля

Материал из WikiFlyers
Версия от 10:45, 28 сентября 2016; WikiFlyers (обсуждение | вклад) (Защищена страница «Биография Питера Зезеля» ([Редактирование=Разрешено только администраторам] (бессрочно) [Переименование=Разрешено…)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Питер Зезель.
Photo by B Bennett/GettyImages

За те четыре с половиной сезона, что Питер Зезель провел в "Филадельфии", он стал одним из наиболее популярных и любимых хоккеистов среди местных болельщиков. Несомненно, значительную роль в этом сыграла личность самого Питера, его неповторимая индивидуальность, образ жизни, способный послужить примером, гигантская общественная работа и, конечно же, высокое хоккейное мастерство.

Питер Зезель родился 22 апреля 1965 года в Торонто, центре канадской провинции Онтарио. Его отец, сербский эмигрант, покинул родину в 1948 году в возрасте 18 лет. На детство и юность старшего Питера Зезеля неизгладимый отпечаток наложили суровые годы второй мировой войны и смерть отца, умершего, когда мальчику едва исполнилось 11 лет. Перебравшись в Канаду, Зезель первое время работал на ферме и лесопилке, а затем, получив соответствующее образование, открыл собственное дело. Когда бизнес начал приносить доход, отец Питера всерьез задумался о том, чтобы обзавестись семьей и вскоре женился на жительнице Торонто, куда все семейство и перебралось на постоянное жительство. Хоккейный путь Питера, впервые взявшего в руки клюшку в возрасте 5 лет, начался в 1981 году, когда он дебютировал в одной из многочисленных региональных канадских лиг за команду "Дон Миллз Бэнтэм Флайерз" ("Don Mills Bantam Flyers").

Шестнадцатилетний центрфорвард продемонстрировал завидную скорострельность, в 40 матчах регулярного чемпионата набрав 94 очка (43+51), что не осталось незамеченным селекционерами более серьезных команд. В следующем сезоне Зезель уже защищал цвета клуба из своего родного города "Торонто Мальборос", где еще более укрепил за собой славу грозного бомбардира. В течение двух лет выступлений в Хоккейной Лиге провинции Онтарио (OHL) он набрал 225 очков (91+134) в 147 матчах!

Стоит особо отметить, что молодой Питер делал значительные успехи не только на ледовых площадках, но и на футбольных полях. Причем речь идет не о широко распространенном в США суррогате регби, а о самом настоящем, европейском футболе, любовь к которому он очевидно унаследовал от своего отца. Регулярно выходя на лед в составе "Торонто Мальборос", одновременно с этим Зезель успевал играть в профессиональной североамериканской футбольной лиге. Более того, он даже был включен в состав 19 игроков молодежной сборной Канады, немало поколесившей в те годы по различным уголкам земного шара. Разумеется, некоторые элементы футбольной игры форвард плавно перенес на хоккейную почву. И, пожалуй, ни один хоккеист никогда не использовал столь эффективно, в том числе и при выяснении отношений с соперниками, прием под условным названием "пинок ногой", как это удавалось Питеру Зезелю.

В 1983 году на "подвиги" Питера обратили внимание и в Национальной Хоккейной Лиге, когда летом он был задрафтован клубом "Филадельфия Флайерз" во втором раунде под общим номером 41. Через год "Лётчики" пригласили молодого нападающего в свой предсезонный тренировочный лагерь, где новичок проявил себя с самой лучшей стороны. А уже в сезоне 1984-85 Зезель сходу закрепился в основном составе клуба.

"То, что я оказался задрафтован "Лётчиками", было для меня тогда событием вселенского масштаба, — вспоминает Зезель. — Бобби Кларк всегда был для меня хоккейным кумиром, и теперь мне не только предстояло встретиться с ним с глазу на глаз, но и играть под его началом".

В свою очередь генеральный менеджер "Филадельфии" извлек из глубин своей бездонной памяти следующее: "Когда Питер впервые появился на льду в составе нашей команды, многих не покидало ощущение, что по своей комплекции он чрезвычайно похож на известного форварда "Нью-Йорк Айлендерс" Брайана Тротье. Да и в индивидуальном мастерстве и умении видеть площадку Зезель уже тогда мало чем ему уступал".

Окрыленный доверием тренеров и более опытных партнеров по команде Питер сразу же стал оправдывать возложенные на него надежды. В 65 играх дебютного сезона в НХЛ он набрал 61 очко (15+46), параллельно установив клубный рекорд для хоккеистов-новичков (позднее этот результат будет улучшен шведским нападающим Микаэлем Ренбергом), добился впечатляющего показателя полезности "+22". А строгий наставник "Лётчиков" Майк Кинен вообще назвал Зезеля ведущим "командным" игроком "Флайерз".

Против Марка Мессье.
Photo by Heinz Kluetmeier/GettyImages

…На последних минутах встречи против "Лос-Анджелес Кингз" хоккеисты "Филадельфии" вели в счете с разницей в одну шайбу, когда соперник заменил своего голкипера на шестого полевого игрока. Защитник "Флайерз" Марк Хоу удачно перехватил нерасчетливый пас "Королей" и мощно щелкнул от линии собственных ворот в противоположную сторону. Миновав игроков обеих команд, шайба устремилась в створ ворот калифорнийской команды. Ближе всех к ней находился Зезель, которому не составило бы никакого труда чуть-чуть подправить ее в сетку и тем самым записать на свой счет авторство гола. Однако Питер демонстративно сопроводив ее до самых ворот соперника, отправился поздравлять с заброшенным голом Хоу.

Комментируя после матча этот эпизод, Кинен заметил, что подобное бескорыстие очень характерно для Зезеля. "Поверьте мне, — говорил наставник "Лётчиков", — это не случайность. В этом и есть настоящий Питер".

В серии плэй-офф 1985 года Кинен без тени сомнения доверил место в основном составе звену, состоящему из трех юнцов: Питер Зезель, Рик Токкет и Деррик Смит. И "молокососы" не подкачали, добравшись вместе с остальными "Лётчиками" до финала Кубка Стэнли. В частности, двадцатилетний Зезель в 19 играх набрал 9 очков и… 28 минут штрафа, т.е. больше чем за весь регулярный чемпионат.

"Помнится, — усмехается Питер, — над нами троими тогда довлело "проклятие второго сезона", но мы постарались проанализировать причины возможной неудачи и по возможности избежать ее". И им это удалось.

В сезоне 1985-86 Зезель поднял планку до 79 матчей в регулярном чемпионате. И хотя его результативность по сравнению с предыдущим годом несколько снизилась, эффективность действий Питера на льду ничуть не пострадала, о чем красноречиво свидетельствует показатель полезности "+27". Вообще, забегая вперед, следует отметить, что за все время пребывания Зезеля в "Филадельфии" его "плюс/минус" лишь в последнем, неудачном сезоне опустился ниже нулевой отметки, но в сумме все равно составил "+64".

Высокую оценку такого непредсказуемого тренера как Майк Кинен заслужить непросто. И уж если такой скупой на похвалу специалист назвал Питера Зезеля "очень талантливым", не доверять этому суждению нельзя. Хоккеист пользовался чрезвычайно высоким доверием и уважением, поэтому неслучайно, что отношения между ними оставались чрезвычайно близкими даже после того, как оба покинули Филадельфию. 

"Майк смог мне внушить, что если я на тренировке совершил какое-то неудачное действие или отдал неточный пас, то должен сам, не дожидаясь замечания тренера, обратить внимание на свою ошибку и избежать ее повторения в игре", — говорит Зезель.

В то время как многие хоккеисты, игравшие под началом Майка Кинена, называют его настоящим деспотом и бездушным тираном, Питер отзывается о нем непременно с подчеркнутым пиететом. Однако наивно полагать, что их отношения всегда носили безоблачный, идиллический характер. В одном из матчей "Филадельфии" против "Нью-Йорк Айлендерс" звено Зезеля уже в первом периоде встречи дважды пропускало шайбы после атак грозного трио форвардов "Майк Босси — Брайан Тротье — Кларк Жиль". Ворвавшийся в перерыве в раздевалку Кинен буквально метал громы и молнии. Охваченный яростью, он подбегал по отдельности к каждому игроку, абсолютно не стесняясь в выражениях, выговаривал им свое мнение об их игре и под конец даже пнул по голени своего любимца Питера Зезеля. Казалось бы, мир рухнул? Но нет. Уже в следующей игре "Лётчики" с первых же минут захватили инициативу и быстро реализовали свое преимущество в забитые голы. Садясь на скамейку запасных, только что отличившийся Питер увидел на лице тренера ободряющую улыбку, обращенную ему. Собственно, в этом и был весь Майк Кинен.

На полном ходу.
Photo by NHL.com

Пожалуй, единственное чего Питеру не хватало в первые годы его выступлений в НХЛ, это стабильности. Но постепенно, набравшись опыта, он смог решить для себя и эту проблему. Третий сезон в форме "Флайерз" стал для Зезеля одним из самых удачных в карьере: 33 гола (личный рекорд) и 39 результативных передач в 71 игре регулярного чемпионата, 13 очков в играх плэй-офф и второй финал Кубка Стэнли за три года.

В 1986 году Питер Зезель попробовал себя и на поприще кинозвезды, снявшись в эпизодической роли игрока хоккейной команды "Гамильтон Мустанг" в картине "Молодая кровь" (Youngblood). И с лета этого же года он стал регулярно принимать участие в различных любительских турнирах по гольфу.

"Быть центром внимания болельщиков отнюдь неплохо, — признается Зезель. — Чертовски приятно наблюдать за радостными лицами ребятишек, выстраивающихся в очередь, чтобы взять у тебя автограф".

Популярность Питера была столь велика, что ему даже пришлось обзавестись личным телохранителем, сопровождавшим хоккеиста во время посещений общественных мест. А от посещения магазинов Зезелю и вовсе пришлось отказаться - одежду и некоторые продукты ему доставляли прямо домой, поскольку выйти на улицу не было никакой возможности. Трагическая гибель шведского голкипера Пера-Эрика Линдберга наложила свой отпечаток на судьбы многих его одноклубников по "Филадельфия Флайерз". Так, дублер Пелле Боб Фрезе, завершив карьеру профессионального игрока, даже подался в священники. Не остался в стороне от этих событий и Питер Зезель, который стал активным участником благотворительного общества "Спортсмены Филадельфии против нетрезвых водителей".

В 1988 году хоккейное мастерство Зезеля раскрылось еще в одной ипостаси. Оказалось, что хоккеист обладает незаурядными навыками при игре на вбрасываниях. Это открытие стало для Зезеля роковым. Его роль в команде претерпела существенные изменения, и результативность Питера, который и раньше не претендовал на роль ведущего центрфорварда, резко снизилась. Сам хоккеист отмечал, что он никогда и не стремился к тому, чтобы регулярно забрасывать по 40 шайб за сезон, предпочитая быть универсалом, способным выполнять не слишком заметные глазу болельщика функции "рабочей лошадки". Как бы то ни было, но 29 ноября 1988 года Зезель был обменен в "Сент-Луис Блюз" на Майка Балларда.

Обмен стал для Питера большой неожиданностью, осознать которую он смог лишь по истечении определенного периода времени. "Именно тогда я понял, — вспоминает Зезель, — что далеко не каждому суждено повести свой хоккейный век в одном и том же клубе. Мне очень нравилось играть в "Филадельфии", но, к сожалению, решать, где продолжится моя карьера, предстояло не мне".

Однако переход никак не сказался на игре Питера. В сезоне 1988-89 с учетом очков, набранных в играх за "Филадельфия Флайерз" на его счет была 21 шайба и 49 передач, а в следующем году он повторил свой личный рекорд — 72 очка (25+47). Сезон 1989-90, когда Зезель играл в одном звене с Бреттом Халлом, став, по существу, центрфорвардом первого звена клуба, стал для него одним из лучших.

В последующие годы Зезель сменил немало клубов Национальной Хоккейной Лиги, поиграв за "Вашингтон Кэпиталз" и "Торонто Мэйпл Лифз", "Даллас Старз" и вновь "Сент-Луис Блюз", "Нью-Джерси Дэвилз" и "Ванкувер Кэнакс"…

На медведя я, друзья…
Photo by B Bennett/GettyImages

Возвращение Зезеля в "Сент-Луис" в 1995 году, конечно, сложно назвать триумфальным. Однако тот сезон стал для команды, которой руководил старый знакомый Питера Майк Кинен, несомненно, стал довольно удачным. Мало кто ожидал от "Блюзменов", приобретших доживавшего свой хоккейный век Уэйна Грецки в компанию к своенравному и капризному Бретту Халлу, хорошей игры. Однако хоккеисты совершенно неожиданно в самый ответственный момент проявили мужской характер и дали настоящий бой свои оппонентам из "Детройт Ред Уингз". Лишь в последнем седьмом матче серии гол Стива Айзермана склонил чашу весов на сторону "Красных Крыльев". 

Завершение Питером карьеры профессионального хоккеиста носило весьма скандальный оттенок. Последней командой для Зезеля стали "Ванкувер Кэнакс", цвета которых он защищал в период с 1997 по 1999 год. Перед "deadline" руководство клуба в лице генерального менеджера Брайана Бурка приняло решение обменять хоккеиста, чтобы усилить состав перед решающими встречами. Узнав о возможном переезде, Питер обратился к Бурку с просьбой отсрочить обмен, поскольку ему было необходимо срочно вылететь в Торонто, где в это время от неизлечимой болезни умирала его трехлетняя племянница по имени Джиллианн. Однако просьба хоккеиста была проигнорирована, и его новым местом жительства должен был стать находящийся на противоположной стороне континента по отношению к Торонто Анахайм. Зезель был ошеломлен таким решением Бурка. Жизнь единственной племянницы для Питера значила гораздо больше, чем все команды Национальной Хоккейной Лиги вместе взятые. "Для хоккея я всегда найду время, которого нет у Джиллиан", — веско заметил Питер, комментируя свой шаг.

У маленькой Джиллиан, подобно многим обреченным детям (вспомним, знаменитых журавликов японской девочки), была заветная и, казалось, несбыточная мечта. Ей безумно хотелось побывать в Диснейленде и… выйти замуж за Винни-Пуха. Пожалуй, несколько странноватое желание для трехлетнего ребенка, но недаром говорят: любовь зла, полюбишь и медведя. В феврале нежданно-негаданно мечта стала реальностью. Перелом ноги вывел "дядю Питера" на некоторое время из строя, и он, заручившись согласием тогда еще более лояльных руководителей клуба, отправился со своей маленькой племянницей, ее родителями и близкими родственниками во Флориду, где находится страна Великого Сказочника. Специальная церемония, проведенная с соблюдением всех правил узаконила в правах брак Джиллиан и плюшевого мультипликационного героя.

Смертельная болезнь Джиллиан неумолимо приближалась к своему трагическому исходу. Покинув Ванкувер, Зезель вернулся в родной Торонто, что быть рядом с девочкой, которая совсем скоро, 16 мая 1999 года, умерла от опухоли главного мозга. Причитавшиеся ему по контракту с "Кэнакс" деньги — около 150 тысяч долларов — Питер перечислил в фонд помощи неизлечимо больным детям.

Несмотря на свою искреннюю любовь к детям, Питер до сих пор остается холостяком. Завершив свою карьеру профессионального хоккеиста, он с головой окунулся в совершенно иной род деятельности. Он стал детским футбольным тренером, и сегодня в различных городах Канады, а с недавних пор и Соединенных Штатов, действует уже несколько спортивных лагерей, организованных Питером. Войдя во вкус, недавно Зезель открыл в Бэнтеме и первый лагерь для юных пятнадцатилетних хоккеистов. Его затея вызвала неподдельный интерес у скаутов, нахлынувших для просмотра молодых дарований, которые уже через пару лет должны будут дебютировать в клубах Хоккейной Лиги Онтарио. Считается, что беда не приходит одна. Смерть Джиллиан стала для Питера серьезным испытанием, однако не самым трудным. Сражение, в которое он оказался вовлечен в августе 2001 года, стало для него главным, поскольку речь шла о его собственной жизни. Теперь уже врачи у самого хоккеиста диагностировали тяжелое заболевание крови - гемолитическую анемию, предположительно вирусной этиологии, при которой "красные кровяные тельца" человека (эритроциты) самопроизвольно разрушаются и не способны доставлять кислород органам и тканям. Если в норме показатель содержания гемоглобина в крови у взрослого мужчины составляет 140-170 единиц, то у Питера он был равен всего лишь 35.

Любимый диван.
Photo by Boris Spremo/GettyImages

"Иногда я думаю, что уже умер", — сказал по телефону Питер одному своему близкому знакомому, который позвонил справиться о его самочувствии.

Поначалу Питер старался не обращать внимания на то, что его здоровье резко пошатнулось. Лишь только, когда его кожа значительно пожелтела (следствие повышенного содержания продуктов распада гемоглобина в организме), а сам он несколько раз терял сознание, бывший хоккеист решился обратиться к врачу. Доктора немедленно начали лечение сильнодействующими препаратами, поскольку под угрозой была уже жизнь пациента, но четко установить собственно причину заболевания так и не смогли. По счастью, подозрения, что у Зезеля лейкемия, после лабораторных исследований не оправдались.

И здесь Питеру сопутствовала удача. Довольно быстро лечение принесло эффект, самочувствие больного стало улучшаться, и отдохнувший за это время Зезель даже прибавил в весе на 20 килограммов.

Сегодня Питеру 38 лет — возраст по нынешним меркам отнюдь не критический. И дверь в НХЛ по-прежнему для него открыта. Правда, сам Питер к перспективе возвращения в профессиональный хоккей относится весьма скептически. Считает, что уже наигрался. Даже наблюдать за спортивными телевизионными трансляциями у него нет большого желания. "Лучше провести это время в узком семейном кругу", — считает Зезель. Не верить ему у нас, пожалуй, нет оснований. И все же… В сезоне 2002-03 Питер Зезель вновь появился на льду в составе команды "Кембридж Хорнетс", выступающей в специальной лиге хоккейных ветеранов Онтарио. В 8 играх он забил 5 шайб и сделал 4 результативные передачи. Выходит, еще не все потеряно?[1].

Примечания

  1. Статья подготовлена пользователем Hex для ныне неактивного ресурса hextall.ru в 2003 году.