Биография Рона Хекстолла

Материал из WikiFlyers
Версия от 16:21, 29 сентября 2016; WikiFlyers (обсуждение | вклад) (наведение красоты)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Рон Хекстолл, 27-й номер "Лётчиков".

Часть 1

Нет в многолетней истории филадельфийского хоккейного клуба фигуры более одиозной и противоречивой, чем голкипер Рональд Хекстолл. Ни злосчастный скандалист Эрик Линдрос, игрок, бесспорно, незаурядный, но слава которого является скорее плодом коллективной журналистской пропаганды, нежели результатом его выдающихся личных заслуг, ни даже сам Бобби Кларк, вообще не нуждающийся в особых представлениях, не способны потягаться с Хекстоллом в неоднозначности восприятия окружающими их личностей. Никто и никогда из игроков "Филадельфия Флайерз" не мог бы полнее ощутить на себе непостоянство зрительских симпатий, чем это удалось Хекстоллу. Бросаемый "из огня да в полымя", он то в одночасье возносился на заоблачные вершины успеха, то проваливался в бездонные пропасти неудач, преследуемый злобствующими насмешками критиков и издевками неблагодарных болельщиков. Его любили и ненавидели, боготворили и презирали. И, надо сказать, что Хекстолл никогда не оставался в долгу, исправно, словно в угоду своим "почитателям", совершая очередную безумную выходку. Он был героем, в одиночку спасавшим, казалось, безнадежно проигранные матчи, и злым гением, порой единственным виновником обидных поражений "Лётчиков" в решающих играх. 

Вся профессиональная карьера Рона Хекстолла – бесконечная череда взлетов и падений, радостей и горьких слез. Жизнь, в которой черных полос оказалось, пожалуй, все же больше, чем светлых. Но Хекстолл достойно держал удар и ни разу не изменил себе, до последних дней оставаясь неисправимым задирой, непослушным "большим ребенком" папаши Кларка. 

А началось все задолго до 3 мая 1964 года, когда в небольшом канадском городке Брэндоне, пригороде Виннипега, расположенном в провинции Манитоба, появился на свет маленький Ронни. Дело в том, что, рассказывая о хоккеисте Роне Хекстолле, невозможно не упомянуть о двух Брайанах Хекстоллах – старшем и младшем, а проще говоря, об отце и деде Рональда. 

Семейные традиции в NHL – явление не такое уж и редкое. Только применительно к "Филадельфии" можно вспомнить братьев-защитников Джо и Джима Уотсонов, Марка Хоу, старшего сына легендарного Горди Хоу, наконец, Кита Примо и Эрика Линдроса, младшие братья которых, Уэйн и Бретт, правда, особых лавров на хоккейном поприще не снискали. 

Оба представителя старшего поколения семьи Хекстоллов в свое время выступали в NHL на позиции центрфорвардов. Дед Рона 11 лет защищал цвета клуба "Нью-Йорк Рэйнджерс" и стал обладателем Кубка Стэнли, а отец не мало поколесил по континенту, помимо Нью-Йорка, выступая за клубы Питтсбурга, Атланты, Детройта и Миннесоты, закончив играть, когда его сыну исполнилось 12 лет. Наконец, родной дядя Рона, Деннис Хекстолл, тоже отметился в главной хоккейной лиге Америки в составе сразу шести команд! 

Рон Хекстолл и "макарена".
Photo by Chris Gardner/Associated Press

Воображение впечатлительного болельщика, хотя бы немного знакомого с чрезвычайно агрессивной манерой поведения на льду их знаменитого внука, сына и племянника, вероятно, тут же нарисует образы широкоплечих дровосеков-мордоворотов, с клюшками наперевес без устали гоняющихся за соперниками по площадке. Но в действительности это были вполне "воспитанные", даже интеллигентные игроки, посещавшие скамейку оштрафованных не чаще, чем того требовал стиль ледовых сражений прошлых лет. Более того, Брайан Хекстолл-старший однажды даже ходил в кандидатах на получение приза "Леди Бинг", вручаемого главному "джентльмену" лиги. 

В общем, семейству Хекстоллов, было, что передать своему младшему представителю, даже, несмотря на то, что канадцы и без того рождаются в коньках и с клюшками в руках. Уже в полуторагодовалом возрасте маленький Ронни произвел в узком кругу семьи фурор, проявив недюжинные в его столь юном возрасте способности голкипера во время возни с клубком шерстяных ниток. Мужская часть семьи Хекстоллов с удовлетворением отметила, что ребенок пошел по их стопам. Никто не мог даже предположить, что Рон станет хоккейным голкипером, этаким "гадким утенком" звездного семейства нападающих. 

Следуя повсюду за своим непоседливым отцом, Рон впоследствии признался, что самым тяжелым для него днем в году было первое октября, когда начинались занятия в школе. "Это было ужасно! Из года в год вновь и вновь идти в класс, полный совершенно незнакомых лиц, где ты никого не знаешь и все для тебя, словно чужие", – вспоминал о своем детстве Хекстолл. 

До 8 лет Рон занимался хоккеем вместе с отцом, в обязательном порядке сопровождавшим сына на каток, а по вечерам присутствовал на всех домашних матчах, в которых Брайан Хекстолл-младший принимал непосредственное участие. Затем "родительский комитет Хекстоллов" постановил, что пришло время для более серьезного обучения, и Рон был немедленно зачислен в одну из местных хоккейных секций. Естественно, в качестве нападающего. Но однажды голкипер команды, за которую он выступал, внезапно заболел. И тогда тренер, он же – отец заболевшего вратаря, попросил Рона встать в ворота. "Так я в них на всю жизнь и остался!" – смеясь, заметил как-то сам Хекстолл. 

Семейный совет Хекстоллов был не на шутку встревожен. Присутствовавшая на той роковой игре мать Рона тем же вечером взволновано сообщила мужу: "Ты представляешь, наш сын стал вратарем!". После чего задала поистине риторический вопрос: "Что же нам теперь делать?". "Нам остается сидеть на трибуне и наблюдать, как он играет", – невозмутимо ответил ей Брайан Хекстолл-младший, продемонстрировав всем своим видом полную поддержку выбора сына, решившего пойти наперекор устоявшимся семейным традициям. 

Тем не менее, с того дня отец и сын никогда больше не говорили друг с другом о хоккейных делах Рона Хекстолла. "Мой отец – самый суровый критик из тех, кого я знаю", – считает Рон. – "Но он абсолютно ничего не знает об игре голкипера. Как же он может давать мне советы! А, вот, свой вратарский ген я, наверное, унаследовал от матери. Мне всегда казалось, что она сочувствует людям, носящим маску". 

Часть 2

Вступление Хекстолла на стезю профессионального хоккея, как и у большинства североамериканских игроков произошло почти сразу же после того, как ему исполнилось 18 лет, а именно 9 июня 1982 года, когда он был выбран в шестом раунде ежегодного предсезонного драфта клубом "Филадельфия Флайерз" под общим 119 номером. Начало, конечно, не слишком впечатляющее, но, как показывает практика, далеко не всегда номер драфта определяет будущее хоккеиста. Известно немало случаев, когда первые номера, то есть наиболее перспективные молодые игроки, в которых скорые на руку журналисты видели новых Гретцки и Лемье, мягко говоря, не оправдывали возлагавшихся на них надежд, а порой и вовсе не добирались до NHL, застревая в клубах низших хоккейных лиг. И, напротив, игроки, в молодости особо не блиставшие, благодаря исключительному трудолюбию с годами приобретали бесценный опыт, превращаясь в высококлассных мастеров. Далеко за примером ходить не нужно: звезда и лидер "Филадельфия Флайерз" конца восьмидесятых – начала девяностых Рик Токкет был выбран "Лётчиками" в 1983 году под общим 125 номером в том же шестом раунде, что и Хекстолл годом раньше. Так что, как говорится, не место красит человека. 

Рон Хекстолл в составе "Брэндон Уит Кингз".

Первой "взрослой" командой Хекстолла стал канадский клуб WHL "Брэндон Уит Кингз", за которую молодой голкипер выступал два сезона: 1982-83 и 1983-84. Рон провел в общей сложности 90 игр (5259 минут), регулярно пропуская по 4-5 шайб за матч (всего - 439). Примечательно, что ему ни разу за это время не удалось отстоять свои ворота в неприкосновенности. Зато невероятно активный голкипер сумел проявить себя на другом поприще. Двенадцать результативных передач и 183 минуты штрафа за два сезона! Парень явно скучал в воротах! Вероятно, от врожденной склонности к атакующим действиям Хекстолл редко ограничивался простой остановкой шайбы, а всякий раз норовил пасом начать атаку своей команды, при этом, часто далеко выходя в поле и нередко ошибаясь в передачах, после чего счастливый противник беззастенчиво расстреливал абсолютно пустые ворота "Королей". Расстроенный же Хекстолл, не особо утруждая себя поисками виновного в пропущенных голах, всегда был готов напомнить сопернику, что проигравший на поле зачастую одерживает верх в раздевалке или, на худой конец, на скамейке штрафников. 

Терпение тренеров команды Брэндона, по всей видимости, оказалось небеспредельным, поэтому в сезоне 1984-85 Хекстолл отправился сначала в клуб IHL "Каламазоо Уингз", а затем в многолетнюю кузницу кадров сразу для нескольких коллективов NHL, в числе которых была и Филадельфия, "Херши Беарс". Игра Хекстолла не претерпела особых изменений: он по-прежнему исправно зарабатывал штрафные минуты и пропускал, хотя и меньше, чем в первые два года, но, все равно, более чем достаточно, а именно – 3,68 и 3,41 шайбы за игру в сезонах 1984-85 (11 матчей) и 1985-86 (53 матча). К тому же, "снизилась" его результативность – всего 6 голевых передач в 83 играх. И все же, второй год в составе "Херши Беарс" для Рона, несомненно, стал удачным. Ни одна другая команда лиги не имела в составе вратаря, который бы провел на площадке времени столько, сколько это сделал Хекстолл: 53 игры, то есть более 50 часов! Шесть раз (в том числе один в плей-офф) в сезоне 1985-86 Хекстолл не позволил противнику распечатать свои ворота, впервые оказавшись лучшим по этому показателю во всей лиге. Организаторы традиционного матча "всех звезд", проводимого, не только в NHL, включили Хекстолла сначала в состав команды, составленной из лучших дебютантов, а затем доверили ему место и в воротах первой сборной. Но и это еще было не все! По итогам сезона Рон стал обладателем приза "Дадли (Ред) Гаррет Мемориал Трофи", вручаемого лучшему новичку AHL по результатам опроса ведущих журналистов и самих игроков. Так, в течение всего лишь одного сезона Хекстолл заставил практически всех говорить о себе, как о не по годам зрелом игроке, готовым к тому, чтобы попытать счастья в главной лиге… 

Рик Токкет и Рон Хекстолл.

Тем временем Филадельфия все еще пребывала в трауре по трагически погибшему в автокатастрофе в ноябре 1985 года талантливому шведскому голкиперу "Лётчиков" Пелле Линдбергу. Блестяще проведенный им сезон 1984-85, когда он стал первым европейским вратарем-обладателем почетного приза "Джордж Везина Трофи" и помог своей команде выйти в финал Кубка Стэнли, где "Лётчики" были остановлены звездными "Эдмонтон Ойлерз" во главе с Уэйном Гретцки, ни у кого не оставил никаких сомнений в том, кто в ближайшие годы займет место основного голкипера в воротах Филадельфии. Сделав ставку на молодого Пелле, "Лётчики", затеявшие в первой половине восьмидесятых коренную перестройку состава, без сожаления расстались с финалистом Кубка Стэнли 1979-80 Питом Питерсом и не слишком заметным Риком Сен-Круа

Но внезапная потеря Линдберга поставила клуб на грань катастрофы. Шокированный происшедшим генеральный менеджер Филадельфии Кларк на вопрос одного из журналистов "Кем Вы собираетесь заменить Линдберга?" лишь сокрушенно покачал головой и добавил: "Заменить Пелле невозможно!". Ни о каком повторении успеха предыдущего сезона не было и речи, и в конец расстроенные "Лётчики" безропотно уступили в первом раунде серии плей-офф "Нью-Йорк Рейнджерс". Бывший запасной Линдберга Боб Фрезе и Дэррен Дженсен, проведший в сезоне 29 игр, хоть и стали по итогам сезона совместными обладателями приза Уильяма Дженнигса, как самые "непробиваемые" голкиперы Лиги, в целом показывали не слишком блестящую игру. Откровенно говоря, их пребывание в команде определялось формулой "на безрыбье и рак - рыба", поэтому, когда ситуация с вратарями в Филадельфии более-менее нормализовалась, сначала в декабре 1986 года в гости к "Рейнджерам" отправился Фрезе, а в августе 1987 года в Ванкувер на голкипера Уэнделла Янга обменяли Дженсена. 

Накануне сезона 1986-87 Кларк и главный тренер Майк Кинен ломали голову над тем, кому же доверить место в воротах "Лётчиков". Среди кандидатов фигурировали уже упомянутый Боб Фрезе, перешедший в конце прошлого сезона из "Нью-Джерси Дэвилз", Гленн Решпо прозвищу "Chico" и талантливый дебютант из фарм-клуба, никогда не игравший на высшем уровне, Рон Хекстолл. Кларк и Кинен решили рискнуть.

Часть 3

На матч открытия сезона против многократных обладателей Кубка Стэнли из Эдмонтона, проходивший 9 октября 1986 года, в ледовом дворце спорта в Филадельфии "Лётчики" вышли с новым голкипером. Зрители, уже несколько привыкшие к миниатюрным вратарям, наподобие Линдберга и Фрезе, были буквально ошарашены появлением в воротах долговязого детины (188 сантиметров) с номером "27" на спине, энергично размахивавшего клюшкой, как лопатой. С первых же минут матча многим показалось, что новичок "сгорел" задолго до начала игры. Он постоянно выскакивал из ворот, выкатываясь, чуть ли, не к синей линии, яростно кидался на шайбу, когда никого из соперников близко не было и в помине, и постоянно апеллировал к судье по поводу любого эпизода, возникавшего вблизи его ворот. Казалось, еще немного, и молодой голкипер, что называется, "посыплется". Однако время шло, а счет на табло продолжал благоприятствовать "Лётчикам". И когда сам Уэйн Гретцки, выкатившись с новичком один на один, не смог реализовать вернейший шанс сломить сопротивление зарвавшегося выскочки, зрители, заполнившие трибуны "Спектрума", на мгновение замерли, словно не веря своим глазам, а затем разродились бурной овацией в адрес нового кумира. Ведь мало кто мог предположить, что причина повышенной активности голкипера не в его мнимой нервозности, а в особой, нетрадиционной манере игры. 

Начало пути.
Photo by Bruce Bennett/Getty Images

Последние минуты встречи, закончившейся победой "Лётчиков"с минимальным перевесом 2:1, прошли под несмолкаемый гул восторженной аудитории. Каждое движение голкипера, каждое его касание шайбы сопровождалось оглушительным взрывом эмоций на трибунах. Фанаты, осиротевшие после потери своего прежнего идола, Пелле Линдберга, хотели видеть нового героя, который должен был повести их любимую команду в победоносное сражение за легендарный Грааль. Людям был нужен новый мессия, и он пришел. И звали его Рон Хекстолл… 

Это был великолепный сезон и для самого Хекстолла и для его команды! Дерзкая уверенность новичка словно вдохнула свежие силы в остальных "Лётчиков", и те же игроки: Тим Керр, Дэйв Пулин, Брайан Пропп, Брэд Марш, которых 3 года назад вел за собой неунывающий Пелле Линдберг, сплотились плечом к плечу в одном ряду со своим молодым партнером, всегда готовые придти к нему на выручку. Команда вновь стала единым организмом и добилась победы в дивизионе Патрика по итогам регулярного чемпионата.  В первом раунде плей-офф "Лётчики", не особо напрягаясь, разобрались с "Нью-Йорк Рейнджерс", которым год назад уступили дорогу в следующий круг. Начав "за упокой" с домашнего поражения 0:3, "Филадельфия Флайерз" затем громила соперника и в его родных стенах и на своем поле: 8:3, 3:0 и 5:0 в заключительном матче на выезде. В первых шести матчах плей-офф Хекстолл дважды сыграл "на ноль", и ни один голкипер в том сезоне не смог превзойти это его достижение. 

Уэйн Гретцки и Рон Хекстолл.

В финале дивизион Патрика "Лётчики" в напряженной борьбе одолели "Нью-Йорк Айлендерс", ведя по ходу серии 3:1 и едва не упустив преимущество. В решающем, седьмом матче противник был разбит на льду "Спектрума" со счетом 5:1 в пух и прах. А затем, уже в финале Конференции Принца Уэльского, в шести встречах были повержены "Монреаль Канадиенс". До Кубка Стэнли оставался всего лишь один шаг, но это был шаг через пропасть. Хекстоллу и "Лётчикам" предстояла встреча с их старыми знакомыми – "Эдмонтон Ойлерз". 

На тот момент шесть раз в своей истории "Филадельфия Флайерз" выходили в финал Кубка, и лишь один раз для выяснения отношений с соперником понадобилось семь матчей. Произошло это как раз в мае 1987 года.  "Лётчики" начали серию в гостях и дважды уступили, пусть и в относительно равной борьбе. Переезд в Филадельфию вроде бы помог – команда выиграла со счетом 5:3. Но в четвертой игре последовал совершенно необъяснимый спад и, как следствие, разгром – 1:4. Все? Оказалось, что нет. Превозмогая усталость после нескончаемого сезона, на морально-волевых "Лётчики" победили сначала на выезде, а затем и в родных стенах, сравняв счет в серии. Причем, в шестом матче Филадельфия вынуждена была отыгрывать по ходу встречи дефицит в 2 шайбы, но одержала трудную победу со счетом 3:2. 

Волею судьбы Хекстоллу, защищавшему ворота клуба во всех предыдущих 25 играх плей-офф, выпало начать и закончить свой первый сезон в NHL матчем против одной и той же команды. К сожалению, повторить свой дебютный успех Рону не удалось. "Лётчики" уступили со счетом 1:3, и заветный Кубок в последний момент вновь ускользнул от них. Но обвинять в поражении вратаря никому не пришло бы в голову. Напротив, Хекстолл творил такие чудеса, отразив 40 из 43 бросков "Нефтяников" по его воротам, что у искушенных болельщиков порой захватывало дух. И высшим проявлением справедливости стало то, что голкипер Филадельфии был назван самым полезным игроком розыгрыша Кубка, обладателем по итогам сезона приза "Конн Смайт Трофи". 

Рон Хекстолл и "Конн Смайт Трофи".

Признание заслуг Хекстолла в дебютном сезоне нашло воплощение в потоке призов и титулов, свалившемся ему на голову: лучший голкипер и обладатель приза "Джордж Везина Трофи", новичок года по версии авторитетного издания "Спортинг Ньюз", член символической сборной "всех звезд" в составе первой команды и команды новичков. Рон был единственным дебютантом, приглашенным на Рандеву-87 года против сборной СССР. Кроме того, Хекстолл стал лидером NHL в сезоне среди голкиперов по числу проведенных игр – 66 и одержанных побед – 37 (четвертый результат за всю историю NHL для вратарей-дебютантов), а также установил новый рекорд Лиги для вратарей по штрафным минутам – 104.

Примечательно, что из голкиперов Филадельфии только знаменитый Берни Парент в регулярных чемпионатах 1973-74 и 1974-75 провел в воротах больше игр, чем Рон Хекстолл. А если сложить матчи, проведенные в сезоне и плей-офф, то Хекстоллу не будет равных! Девяносто два раза он выходил на лед в сезоне 1986-87, то есть на два раза больше, чем Парент в сезоне 1973-74, когда "Филадельфия Флайерз" впервые победила в розыгрыше Кубка Стэнли. 

Часть 4

Неповторимая манера игры и поведения Хекстолла на льду мгновенно наделила его наряду с восторженными почитателями целым сонмом яростных критиков. В то время как в футболе идея действий вратаря на позиции либеро уже не вызывала предубеждения, в хоккее появление голкипера в роли "третьего защитника", а именно такое прозвище закрепилось за Хекстоллом в Лиге, по-прежнему расценивалось абсолютным большинством специалистов как нонсенс. Хекстолл был вратарем совершенно иного, нового типа. Действуя жестко, агрессивно, порой даже чрезмерно грубо, он выполнял колоссальный объем работы, успевая заниматься не только своими прямыми обязанностями, но и подчищать огрехи защитников, начинать атаки "Лётчиков", в том числе и завершавшиеся взятием чужих ворот и обеспечивать силовое давление на соперников в своей зоне чуть ли не вплоть до синей линии. Тем самым Хекстолл развязывал руки своим партнерам по обороне, многие из которых охотно шли вперед. Благодаря ему тактика "третьего защитника" из экзотической причуды одного сумасшедшего стала модной новинкой, быстро подхваченной рядом других голкиперов Лиги и получившей законное право на жизнь. 

Возможно, что этого не произошло, если бы не фантастический эпизод, произошедший 8 декабря 1987 года в домашнем матче против "Бостон Брюинз", обессмертивший имя Хекстолла и поныне заставляющий голкиперов, как молодых, так и уже повидавших виды, пытаться повторить его подвиг. 

На раскатке перед матчем.

…Шли последние секунды матча. Проигрывавший со счетом 3:4 Бостон пошел на традиционный в таких случаях шаг и заменил своего вратаря шестым полевым игроком. Нынешний обладатель Кубка Стэнли и заслуженный пенсионер NHL, а тогда еще вполне дееспособный, Рэй Бурк, преследуемый нападающим Филадельфии, на удивление точно вбросил шайбу в среднюю зону, откуда последовал ее диагональный перевод в зону "Лётчиков". Устремившийся к шайбе нападающий гостей, по идее, к ней не успевал в любом случае, так как его продвижение вперед надежно блокировал защитник "Флайерз" Марк Хоу, но, думается, знай "Медведь", чем все закончится, он, как минимум, попытался бы ускориться. В это время, защищавший в том матче ворота Филадельфии Рон Хекстолл покинул свой пост, остановил шайбу клюшкой и, спустя мгновение, подбросив ее высоко вверх над шлемами игроков обеих команд, направил в сторону пустых ворот соперника, не обращая внимание на вялую попытку все того же нападающего Бостона помешать историческому броску. Плавно перелетев через головы хоккеистов, шайба опустилась на лед в районе синей линии зоны "Бостона" и стремительно понеслась в рамку. Не менее стремительно за ней кинулись и полевые игроки обоих клубов, всего несколько секунд назад столь же слаженно катившиеся в противоположном направлении. Возглавлял "погоню за зайцем" Рэй Бурк, в душе, вероятно, еще лелеявший надежду на то, что шайбе удастся разминуться с воротами. Но мечтам Бурка сбыться было не суждено: чиркнув по штанге, шайба пересекла ленточку, а Бурку осталось лишь совершить "круг почета" за своими воротами. 

В это время в "Спектруме" творилось что-то неописуемое! Все "Лётчики", включая запасного вратаря Марка Лафореста, дружно высыпали на лед и ринулись поздравлять автора феноменального гола. В районе вратарской площади Филадельфии образовалась грандиозная куча-мала, целиком поглотившая Хекстолла. А поздравляющие все прибывали и прибывали. Ставший в одно мгновение бесценной исторической реликвией черный каучуковый диск был доставлен через всю площадку Хекстоллу так, как будто это был, по крайней мере, его пятисотый гол. "Голос Лётчиков", Джин Харт надрывался в эфире, без устали вопя одно единственное слово "Гол!" и на все лады склоняя имя Хекстолла. Зрители повскакали с мест и стоя приветствовали нового "святого".

Дэйв Пулин, Рон Хекстолл и Челль Самуэльсон на матче "Всех Звезд".

Арбитры у бортика с изумлением наблюдали за творящимся безумием, периодически отлавливая кого-нибудь из игроков "Филадельфия Флайерз" и настойчиво требуя довести игру до конца. Впрочем, заканчивать матч уже не имело никакого смысла. "Медведи", до которых смысл происшедшего дошел не сразу, а некоторое время спустя, теперь готовы были провалиться от стыда сквозь землю и пожертвовать чем угодно, лишь бы никто и никогда не напоминал им о позорном соавторстве в установлении самого курьезного рекорда Лиги. Ведь взбалмошный вратарь "Лётчиков" Рон Хекстолл стал первым голкипером в многолетней истории NHL, которому удалось поразить ворота соперника! 

Второй сезон стал для Хекстолла не менее напряженным, чем первый. Но, вопреки устоявшемуся мнению относительно ожидаемого провала у каждого новичка NHL в следующем после дебюта сезоне, игра Рона не померкла, и он по-прежнему безоговорочно властвовал в воротах "Лётчиков", 62 раза выходя на лед в матчах регулярного чемпионата (третий результат в Лиге). К заброшенной шайбе "мастер клюшки" добавил 8 результативных передач (6 в регулярном чемпионате и 2 – в плей-офф), 30 побед и приглашение в стартовый состав сборной конференции на матче "всех звезд" 1988 года. Не забыли о Хекстолле и тренеры канадской сборной, вызвавшие его в качестве запасного голкипера на матчи самого престижного соревнования с участием сборных – Кубка Канады. Таким образом, приобретенные "Лётчиками" в 1987 году голкиперы Марк Лафорест, перешедший в Филадельфию из "Детройт Ред Уингз", и Уэнделл Янг рассматривались только в качестве запасных Хекстолла. 

Часть 5

В первом раунде плей-офф, в полуфинале дивизиона Патрика, "Лётчиков" ждали "Вашингтон Кэпиталз". К тому времени лишь один раз, в 1984 году, эти команды встречались друг с другом в серии плей-офф. Тогда, одержав над "разобранной" Филадельфией три победы кряду, успех праздновали столичные хоккеисты. На этот раз "Лётчики" сразу же взяли с места в карьер, обыграв Вашингтон на его площадке в первом же матче, а затем дважды одолев его в родных стенах. Победы давались нелегко, но солидного преимущества, добытого в начале серии, должно было непременно хватить для выхода в следующий круг. Так думали практически все, кроме, пожалуй, игроков и тренеров "Вашингтон Кэпиталз". Но действительность обманула все ожидания. Поражение со счетом 2:4 на выезде и последовавший за ним домашний разгром 2:7 отложили выяснение вопроса о победителе на последний, седьмой матч, который должен был состояться 16 апреля в Вашингтоне. "Лётчики" отправлялись в столицу только за победой… 

На пресс-конференции после матча тренер "Лётчиков" Майк Кинен сказал: "Я слышал, что наш капитан, Дэйв Пулин, назвал прошедший сезон для команды "непоследовательным". Абсолютно с ним согласен и думаю, что "непоследовательный" – это наиболее подходящее название тому, что произошло. Команда словно кувыркалась на русских (читай, американских) горках, чередуя взлеты и падения. Число этих перепадов просто немыслимо, и я не припомню, чтобы когда-либо видел что-то подобное. Последняя игра стала зеркальным отражением сезона, который мы провели: вели в счете 3:0, позволили сопернику отыграть три шайбы, а затем выйти вперед, ценой неимоверных усилий выровняли игру и в итоге бездарно проиграли в овертайме! Никакой логики, никакой закономерности, только судорожные колебания из стороны в сторону. А что касается Вашингтона… Наверное, наш соперник победил сегодня заслуженно, потому что имел больше возможностей для успеха, чем мы". Спустя некоторое время, посчитав, что "такие повороты не для его лошади", разочарованный Кинен покинул Филадельфию. 

Где она?
Photo by Tom Pidgeon/Associated Press

Что же произошло? Почему, уверенно контролируя ход игры, "Флайерз" отдали инициативу, безвольно наблюдая за собственным избиением? Никто из "Лётчиков" не в состоянии был ответить на эти вопросы. Рик Токкет сослался на неимоверную усталость и лишь сквозь зубы "горячо" поздравил игроков Вашингтона с успехом, заметив, что, по-видимому, это был год именно столичных хоккеистов, а не Филадельфии. "Я думаю, что мы уступили в организации игры, но никак ни в самоотдаче", - вздыхал центрфорвард Рон Саттер. – Три шайбы, как это ни странно, оказались недостаточным преимуществом в таком матче. Соперник сыграл в свой лучший хоккей, а мы не сумели показать все, на что были способны". Дэйв Пулин, как и положено капитану, отдувался за всю команду. 

"После четвертой игры журналисты спрашивали меня, сочувствую ли я сопернику", – начал Пулин. – "Мне нет никакого дела до других команд, за исключением моей собственной. Хотя, конечно, нельзя не отметить, что для Вашингтона сегодняшняя победа – это огромный успех, особенно учитывая их предыдущую историю. Да, сегодня мы проиграли. Конечно, нас подвела излишняя самоуверенность и по ходу серии, и конкретно в сегодняшней игре. Но, дайте нам время, и мы обязательно вернемся сюда, чтобы доказать, что сильнее". 

Когда Пулина спросили, не думает ли он, что "Лётчиков" подвел их вратарь, капитан лишь мрачно покачал головой: "Мы все виноваты в поражении в равной степени. А Хекстолл, наверное, даже меньше, чем кто-либо из нас. Именно он дал нам последнюю возможность выиграть, потому что Вашингтон мог и должен был победить в дополнительное время три или четыре раза до того, как сделал это. Хекстолл предоставил нам шанс, а мы его упустили. Я уверен, что ни у кого не поднимется рука, бросить в огород Рона камень как виновника сегодняшней неудачи". 

Тем не менее, такой человек нашелся. Им оказался… сам Хекстолл. С блестящими от слез глазами и опухшими красными веками он стоял перед собравшимся в раздевалке "Лётчиков" репортерами и готов был покаяться во всех смертных грехах. "Я не показал хорошей игры и, думаю, каждый из вас это заметил. Поэтому, я виноват больше других", - бубнил безутешный Хекстолл, регулярно прикладываясь к синему полотенцу. – "Игра у нас получалась, мы очень хотели сегодня победить и верили, что нам это удастся. К сожалению, я подвел всю команду, не сделав последнего сэйва. Я жутко расстроен. Если бы я играл так хорошо, как должен, мы обязательно победили. Я же не спас команду в решающий момент встречи, и в этом главная причина того, что мы проиграли". 

Надо сказать, что публичное самобичевание никогда не входило в "джентльменский набор добродетелей" Хекстолла, хотя с самокритикой у Рона, в принципе, проблем тоже не наблюдалось. Поэтому столь категоричное суждение о своей игре, скорее всего, было навеяно нервным потрясением голкипера "Лётчиков", тяжело переживавшего неудачу команды. В самом деле, винить Хекстолла в поражении, даже с учетом 11-минутного отрезка второго периода, когда хозяева трижды зажигали красный свет за воротами Филадельфии и в результате сравняли счет, было бы абсолютно несправедливо. Уровень его самоотдачи и вратарского мастерства в этом матче был ничуть не ниже, чем обычно… 

Часть 6

Многозначительно пообещав вернуться, Дэйв Пулин едва ли предполагал, что его слова окажутся зловеще пророческими. Ровно через год эти команды вновь сошлись на той же стадии плей-офф, причем преимущество "своего" поля опять осталось за "Кэпиталз". Месть, приготовленная Хекстоллом сотоварищи столичным выскочкам, была изощренной и в то же время удивительно элегантной. В гостевом матче 11 апреля 1989 года Хекстолл повторил свой знаменитый "финт ушами" и с издевательской легкостью зашвырнул шайбу в пустые ворота "Вашингтон Кэпиталз", опрометчиво оставленные их голкипером в надежде создать численное преимущество полевых игроков. В результате "Лётчики" победили – 8:5, впервые в этой серии вышли вперед, а в следующем матче довершили начатое, одолев соперника на своей площадке со счетом 4:3. 

Тем временем, некоторые дотошные журналисты и болельщики "Флайерз" обратили внимание на интересную закономерность сценария выступления "Лётчиков" в плей-офф, складывающуюся в некую традицию типа "то густо, то пусто". Судите сами: 1985 год – финал Кубка Стэнли, 1986 год – поражение в первом круге, 1987 год – финал Кубка Стэнли, 1988 год – поражение в первом круге. 1989 год обещал быть удачным для Филадельфии, и надежды на Кубок вновь стали будоражить умы наиболее оптимистически настроенных фанов. 

В финале дивизиона "Лётчики" сошлись со своими соседями, "Питтсбург Пингуинз". Всю серию команды шли, что называется "ноздря в ноздрю", поочередно выигрывая друг у друга матч за матчем. "Пингвины" постоянно вели в счете – 1:0, 2:1 и 3:2, нанеся в пятом матче "Филадельфии" поражение со счетом 10:7! Никогда еще в матчах плей-офф "Лётчики" не пропускали столь много. Естественно, такой результат не поднимает авторитета ни Хекстолла, ни Кена Реггета, незадолго до окончания сезона перешедшего из "Торонто Мэйпл Лифз", но сдержать атаки команды великолепного "Супер-Марио" было неимоверно сложно. Тем не менее, "Филадельфия Флайерз" не только трижды настигала уходившего в отрыв соперника, но и разгромила его в решающем матче 29 апреля со счетом 4:1 да еще к тому же в Питтсбурге. 

Как позднее оказалось, "Лётчики" затратили для победы над "Пингвинами" слишком много сил. В финале Восточной конференции игровое и физическое преимущество их противника, "Монреаль Канадиенс", было видно невооруженным глазом. Даже, несмотря на победы в первом и пятом матчах (обе в гостях), по сути, Филадельфия была обречена. Уставшие "Лётчики" чрезвычайно вяло передвигались по площадке, позволив "Канадцам" три раза подряд одержать победу с крупным счетом, в то время как атака Филадельфии за 180 минут смогла отличиться лишь однажды. Все шло к спокойному завершению серии относительно легкой победой "Монреаля". Но… 

Рон Хекстолл и Крис Челиос.

О горячности Хекстолла впору складывать легенды! Он никогда не отступал перед брошенным ему кем-либо вызовом, преследуя своих обидчиков сам, не дожидаясь помощи партнеров. Разъяренный Хекстолл со своим осиновым колом наперевес (основу фирменной клюшки "Шервуд", разработанной для Хекстолла по специальному заказу, составляла осина, укрепленная стекловолокном и кевларом) вылетал навстречу врагу из ворот наподобие Демона мщения! И незавидная участь ждала любого нахала, затеявшего силовую борьбу в зоне Филадельфии да еще вблизи от ворот, в которых находился Хекстолл. Голкипер "Лётчиков", облаченный в тяжелую защитную амуницию был практически неуязвим и почти никогда не проигрывал в единоборствах, умело сочетая боксерские навыки с прицельными ударами своей верной деревянной подруги по ногам опешивших противников. Обычно арбитрам стоило приложить немало усилий, чтобы оттащить разбушевавшегося Хекстолла от его изрядно помятой и истерзанной жертвы. 

На последних минутах заключительной встречи серии с "Монреалем" произошел инцидент, оказавший существенное влияние на весь ход дальнейшей карьеры Хекстолла. Улучив момент, Рон пулей выскочил из ворот и как разъяренный зверь набросился на защитника Монреаля Криса Челиоса, который на протяжении всей серии играл против нападающих "Филадельфии" грубо, постоянно используя грязные приемы, в итоге серьезно травмировав лидера "Лётчиков", Брайана Проппа, прямо из раздевалки отправленного в госпиталь. Нанеся пару размашистых ударов "блином" по голове застигнутого врасплох Челиоса, Хекстолл перевел его в партер и продолжал нещадно мутузить, организовав на месте сражения грандиозную свалку, поддержанную всеми находившимися на льду игроками обеих команд. Вспышка "благородного" гнева переросла в народную русскую забаву "стенка на стенку". Дисциплинарный комитет NHL не нашел в поступке Хекстолла смягчающих обстоятельств и, в который раз проявив смехотворную принципиальность, наложил на борца за справедливость дисквалификацию длиной 12 матчей регулярного чемпионата 1989-90, положив начало затяжной полосе неудач в карьере Хекстолла.

Часть 7

Описывая подвиги Рона Хекстолла на поприще тафгая и голеадора, не следует забывать, что все-таки, в первую очередь, он был голкипером, причем чрезвычайно талантливым. Стиль и манера игры Хекстолла непосредственно в воротах вообще заслуживают отдельного разговора. Несмотря на свой высокий рост, Рон, в течение всей карьеры, был чрезвычайно подвижен и энергичен, уверенно стоял на коньках и достаточно быстро перемещался по всей площади ворот, нередко совершая головокружительные пируэты. Порой, подобно быку, перед которым не унимающийся матадор настойчиво трясет пресловутой красной тряпкой, Хекстолл, не видя ничего кроме шайбы, переходил все рамки разумного, не щадя ни себя, ни партнеров, ни, тем паче, соперников. Его хоккей становился травмоопасным, причем страдал от этого, в первую очередь, сам Рон. Жестокой платой за бесчисленные шпагаты – важнейший элемент игры высокорослого Хекстолла, стали хронические травмы паха и бедра, связанные с растяжением мышц, вследствие чрезмерно резкого перенапряжения. Постоянные столкновения со своими же защитниками после умопомрачительных кульбитов тоже не добавляли Хекстоллу здоровья. Вкупе с колоссальной нагрузкой, выпавшей на молодого вратаря из-за его незаменимости в воротах "Лётчиков" в течение трех предыдущих лет, все это привело к тому, что сезон 1989-90 оказался для Хекстолла полностью потерянным. 

Отказавшись прибыть в тренировочный лагерь "Флайерз" из-за финансовых разногласий с руководством клуба по поводу заключения нового контракта, Хекстолл сам лишил себя предсезонной подготовки. У Кларка и главного тренера Пола Холмгрена были все основания предполагать, что двенадцатиматчевая дисквалификация за нокаут Криса Челиоса не последняя в карьере Хекстолла, и, следовательно, от вспыльчивого голкипера можно в любой момент ожидать каких угодно неприятных сюрпризов. Однако великолепные игровые кондиции вратаря не подлежали никакому сомнению, и Кларк пошел на попятную, уступив требованиям забастовщика. 

Отсидев 12 игр на трибуне, Хекстолл появился впервые в сезоне на льду 4 ноябре в матче против "Торонто Мэйпл Лифз" и, не доиграв встречу до конца, вынужден был покинуть площадку из-за растяжения паховых мышц. Через 11 дней врачи вновь обнаружили у Рона растяжение. А в середине декабря Хекстолл получил свою самую тяжелую травму – разрыв правосторонних паховых мышц и выбыл из строя на 29 игр. В общей сложности Хекстолл из-за травм "прохлаждался" в сезоне 1989-90 пятьдесят одну игру, сыграв всего лишь неполных 8 матчей и пропустив за 419 минут 29 шайб (в среднем 4,15 за игру). Еще одну игру Рон провел в составе "команды молодости нашей" - "Херши Беарс". 

Обеспокоенное таким положением дел, руководство "Лётчиков" принялось в спешном порядке латать дыры в составе, вызволив из "Виннипег Джетс" старичка Питерса, финалиста Кубка Стэнли в составе "Филадельфии" еще 1980 года, и "разжившись" Брюсом Хоффортом. Пенсионер Питерс умудрился показать феноменальный результат – в 24 проведенных в том сезоне играх на его счету оказалась всего лишь одна победа! Первым вратарем "Лётчиков" временно стал Кен Реггет

Рон Хекстолл против "Кэпиталз".
Photo by George Widman/Associated Press

Возвращение Хекстолла в сезоне 1990-91 триумфальным не получилось. Всю осень и начало декабря он пропустил из-за травм злополучного паха и левого коленного сустава, в общей сложности на 35 игр пополнив список травмированных "Филадельфии". В период с 15 по 24 января 1991 года Хекстоллу удалась неплохая серия из 4 побед подряд. Но, к сожалению, это был лишь эпизод. По итогам сезона на счету лидера голкиперов Филадельфии по числу проведенных игр – 36, из которых 34 в стартовом составе, значилось только 13 побед и ни одного "сухого" матча. "Хекстолл вернулся, но для чего? Разве такой игры "Лётчики" ждали от лучшего голкипера 1987 года?" – недоумевала редакция "The Hockey News". Справедливости ради, следует заметить, что успехи трех остальных голкиперов "Лётчиков" были еще скромнее: Реггет – 30 матчей, 10 побед, 3,56 шайб за игру; Питерс – 26 матчей, 9 побед, 2,88 шайб за игру, Хоффорт – 2 матча, 1 победа, 4,66 шайб за игру. 

Начало сезона 1991-92 Хекстолл традиционно пропустил, на этот раз вследствие дисквалификации на 6 матчей за драку с игроком "Детройта" Джимом Камминсом во время предсезонного выставочного матча, проходившего 22 сентября. Но затем, даже пропустив 20 игр по поводу последствий различных травм, вновь стал лидером голкиперов Филадельфии по числу проведенных матчей – 45, в том числе 43 в стартовом составе, и одержанных побед – 16, из которых 10 были одержаны дома. Трижды сыграв "на ноль", Хекстолл занял по этому показателю пятое место во всей Лиге. 

Между тем, для Филадельфии настали тяжелые времена. Команда, которая ранее лишь дважды не пробилась в число участников плей-офф, в далеких 1970 и 1972 годах, уже три года подряд заканчивала сезон раньше остальных. В течение двух сезонов команду покинули почти все ведущие игроки, в свое время определявшие лицо команды: в "Бостон Брюинз" отправились Дэйв Пулин и Брайан Пропп, ушли Рон Саттер, Скотт Меланби, Мюррей Крэйвен, были обменены в "Питтсбург" Рик Токкет, Чель Самуэльссон и Кен Реггет. Наконец, сам Бобби Кларк ушел с поста генерального менеджера, уступив его Рассу Форуэллу. Потрясающая текучесть кадров привела к тому, что команду стало лихорадить еще больше. Обескровленные "Лётчики" скатывались все глубже и глубже на дно турнирной таблицы, превратившись в одного из безоговорочных аутсайдеров, а чудом уцелевшие лидеры, в числе которых был и Хекстолл, вчерашние дублеры и вновь прибывшие паковали чемоданы и, сидя на готовом взорваться вулкане, ждали грядущих обменов. 

Решение об обмене Хекстолла зрело на удивление долго. Несдержанный голкипер, подверженный хроническим травмам и длительным дисквалификациям, при котором клуб стал одним из аутсайдеров лиги, продолжал оставаться в команде и по мере своих сил регулярно выходить на лед, в то время как капитаны, лучшие бомбардиры, диспетчеры и опытные защитники без раздумий обменивались в другие клубы. Видимо, слишком велик был авторитет незаменимого Хекстолла, чтобы руководство клуба решилось расстаться с ним. И все же это произошло. Уверовав в выбранных на драфтах 1988 и 1990 года Доминика Русселя и шведа Томми Содерстрёма, в котором видели второго Линдберга, "Лётчики" посчитали проблему голкиперов решенной. 

20 июня 1992 года состоялся один из самых грандиозных обменов за всю историю NHL, в результате которого "Филадельфия Флайерз" отправила в "Квебек Нордикс" целое звено хоккеистов: вратаря Рона Хекстолла, форвардов Майка Риччи и ни разу не выступавших в составе "Лётчиков" молодых, но перспективных, Криса Саймона и Петера Форсберга, защитников Стива Дюшена и Керри Хаффмана, а также право выбора в первых раундах драфта 1993 и 1994 годов и 15 миллионов долларов в придачу. Взамен "Лётчики" получили всего лишь одного (!) игрока – молодую "звезду", Эрика Линдроса, не проведшего в тот момент в NHL еще не одной игры и отказавшегося выступать за "Квебек", пребывавшего в не менее плачевном состоянии, чем "Филадельфия". Хекстолл вынужден был прервать свою карьеру в американском клубе и переехать в Канаду. 

Часть 8

На удивление быстро, адаптировавшись к атмосфере нового клуба, Хекстолл в итоге провел весьма неплохой сезон, в немалой степени поспособствовав выходу "Нордикс" в плей-офф. Пятьдесят четыре раза Рональд выходил на лед в составе "Северян" и 29 раз молодым одноклубникам Хекстолла сопутствовала удача. Всего лишь одного выигрыша не хватило Хекстоллу, чтобы в четвертый раз в своей карьере достичь гроссмейстерского рубежа в 30 побед. Кроме того, великолепная серия из 6 матчей без поражений, в том числе 5 побед, удалась вратарю "Квебека" в период с 6 по 26 ноября. К сожалению, вновь дали о себе знать старые болячки: растяжение бедренных мышц, полученное Хекстоллом в матче 20 февраля, на 14 игр отправило голкипера наблюдать игру партнеров с больничной койки. 

Тем не менее, в Квебеке Хекстолл провел всего только один сезон. С точностью до одного дня, 20 июня 1993 года руководство клуба обменяло своего голкипера в "Нью-Йорк Айлендерс" вкупе с первым раундом драфта 1993 года - левым крайним Тоддом Бертуцци, на вратаря Марка Фитцпатрика и аналогичную компенсацию в виде первого раунда драфта, обогатившего "Нордикс" правами на форварда Адама Дэдмарша. Хекстолл стал основным голкипером клуба, в матче с которым, незадолго до этого, одержал свою 150 победу в NHL. 

Сезон 1993-94, проведенный в Нью-Йорке, Хекстолл с полным правом может тоже записать себе в актив. В отличие от стартовых неудач с "Лётчиками" дебют в составе "Айлендерс" прошел для бывшего голкипера Филадельфии удачно: в гостевой встрече с "Калгари Флэймз" Хекстолл был признан второй "звездой" матча. От матча к матчу уверенность Хекстолла, которому пришлось сменить свой "счастливый" номер "27" на непривычный "72", возрастала, и он за один год в Нью-Йорке сделал то, что ему не удалось за все предыдущие 6 сезонов! Пять раз (4 в регулярном чемпионате и 1 в серии плей-офф) Рональд сохранил свои ворота в неприкосновенности – второй результат в Лиге – в то время как до 1993 года на его счету было лишь четыре таких матча. 

Особенно впечатляюще Хекстолл выглядел во второй половине чемпионата: в 20 играх, в которых он защищал ворота "Островитян", его команда добилась 12 побед при 6 поражениях. Сыграв два матча "на ноль" подряд: против Оттавы (19 февраля 1994 года) и Вашингтона (21 февраля 1994 года), Хекстолл повторил стародавний рекорд Глена Реша для вратарей "Айлендерс", установленный им еще в далеком 1975 году, а заодно перекрыл "домашний" рекорд "Островитян", подняв его на новую отметку – 249 минут и 39 секунд. В довершение к этому, 25 февраля, была обыграна отказавшаяся от услуг Хекстолла Филадельфия, а самого "отказника", пропускавшего в этот период всего лишь 1,74 шайбы за игру, признали лучшим игроком недели в NHL. 

На "Flyers Wives Carnival".

Пока Хекстолл выводил свои команды одну за другой в плей-офф, "Лётчики" продолжали болтаться на дне турнирной таблице, лавируя между последним и предпоследним местом в своем дивизионе и отметив пятую годовщину собственных беспросветных реалий. Лишь приход Бобби Кларка на пост генерального менеджера клуба заставил затеплиться надеждой сердца самых преданных болельщиков "Флайерз". Одним из первых шагов Кларка на пути к воскрешению Филадельфии стало "возвращение блудного сына" Рона Хекстолла в родные пенаты. В сентябре 1994 года "великий и ужасный" Хекстолл вновь встал под оранжево-черные знамена "Лётчиков", чтобы заменить в воротах несостоявшегося "второго Линдберга" Содерстрема, так и не нашедшего общего языка со своим напарником Русселем. 

Летом 1994 года конфликт между руководством NHL и ассоциацией игроков (NHLPA) достиг своего апогея. Грандиозный скандал, причиной которого стала неудовлетворенность каждой из сторон состоянием своих "денежных мешков", привел к бессрочному локауту чемпионата. Ситуация складывалась самым неблагоприятным образом и грозила многочисленным болельщикам "хоккейной засухой" на весь сезон 1994-95. И лишь ценой неимоверных усилий "большие начальники" смогли придти к компромиссному решению, в результате чего регулярный сезон в Лиге все же состоялся, хотя и в сильно урезанном виде. 

"Дрязги в верхах" большинство хоккеистов, которые успели соскучиться по любимой игре, интересовали мало. Тридцатилетний Хекстолл, в свое время уже поучаствовавший в "контрактных войнах", относился к числу истинных апологетов хоккея и с нетерпением ждал скорейшей возможности вновь выйти на лед, дабы доказать наличие "пороха в пороховницах". С годами он стал менее задиристым и чуточку более медлительным, чем в молодости, что, в конечном счете, было конкретно для него не так уж и плохо. "Конечно же, я переживаю, когда команда проигрывает", – говорил сам Рон. – "Но, став взрослее, я не позволяю дурным мыслям мешать готовиться мне к следующей игре. Теперь я значительно более уверен в себе". Это было заметно даже с трибуны и у экрана телевизора. Самого главного вратаря-буяна Лиги не так-то легко было вывести теперь из равновесия ни заброшенной шайбой, ни вызывающим поведением у него под носом. Но в душе Хекстолл оставался таким же "горячим" парнем, как, например, в том эпизоде, когда с досады после пропущенного гола разломал свою клюшку о перекладину ворот, за что удостоился шутливой похвалы помощника тренера "Лётчиков" Кита Эктона: "Рон несомненно делает успехи, потому что раньше он предпочел бы сломать клюшку об чью-либо голову". 

Часть 9

В сезоне 1994-95 Хекстолл 31 раз выходил на площадку, отметившись 17 победами при 4 ничьих и 9 поражениях, с показателем 2,89 пропущенных шайб в среднем за игру и разгромом "всухую" 7:0 "Монреаль Канадиенс". Примечательно, что за весь чемпионат Хекстолл набрал всего лишь 13 минут штрафа, что более чем в 3 раза меньше, чем за 26 игр плей-офф дебютного для него сезона 1986-87. Но самое главное достижение состояло в том, что после многолетнего перерыва "Лётчики", заняв первое место в своем дивизионе, наконец-то пробились в плей-офф и вышли в финал Восточной конференции, где уступили будущему обладателю Кубка Стэнли, "Нью-Джерси Дэвилз". 

В течение трех лет, начиная с 1993 года, Хекстолл неизменно входил в тридцатку лучших голкиперов NHL за всю ее историю (в ноябре 1994 года заняв 14 место), публикуемую изданием "Hockey Stars Presents", и десятку действующих вратарей, достигнув в январе 1995 года шестого места. В списке кандидатов на приз "Везина Трофи" по итогам сезона 1994-95 фамилия Хекстолла была названа лишь тринадцатой, что ни в коей мере не отражает истинный уровень его игры. Через год его заслуги были оценены генеральными менеджерами всех клубов Лиги пятым местом в списке лучших голкиперов по итогам сезона. 

Следующий сезон Хекстолл был также на коне. Проведя в составе "Филадельфия Флайерз" 53 игры (3102 минуты), Хекстолл в четвертый раз за свою карьеру в NHL преодолел рубеж 30 побед за сезон, добившись абсолютно лучшего для себя показателя пропущенных шайб – 2,17 в среднем за игру и прибавив к этому еще 4 "сухих" матча. "Лётчики" вновь заняли первое место в своем дивизионе по итогам регулярного чемпионата и в первом раунде плей-офф без труда разобрались с "Тампа Бэй Лайтнинг". Победа в первом матче стала исторической – Рон Хекстолл превзошел достижение Берни Парента по количеству побед в плей-офф за всю историю клуба и не собирался на этом останавливаться. Однако в полуфинале конференции "Лётчики" вместо ожидаемой легкой победы над "Флорида Пантерз" преподнесли своим фанам неприятный сюрприз, оконфузившись по полной программе и выбыв из розыгрыша Кубка уже на второй его стадии. Скорее всего, сказалось то обстоятельство, что игроки Филадельфии попросту недооценили своего цепкого, хоть и не очень искушенного соперника, позволив тому проявить все свои лучшие качества. Объехать Флориду на одном коньке не получилось, и самоуверенность "Лётчиков" в который раз была жестоко наказана. К слову сказать, в решающих матчах 1996 года, в том числе и в четвертьфинальных поединках с "Молниями", четырежды арбитры назначали дополнительное время при ничейном счете, и все четыре раза "Лётчики" проиграли. 

Рон Хекстолл и Марк Мессье.

Несмотря на эту относительную неудачу, и болельщики "Флайерз" и многие специалисты сходились во мнении, что новый сезон должен стать для "Лётчиков" успешным. "Из-за своей неподражаемой манеры поведения, не претерпевшей с годами практически никаких изменений, Хекстолл никогда не будет иметь недостатка в критиках", – отмечалось в ежегодном отчете "The Sporting News Hockey Yearbook" за 1996-97 годы. – "Однако он провел один из лучших своих сезонов, проблемы со здоровьем и психологической устойчивостью оставили его. Этот "маньяк" находится в великолепной форме, управляя из ворот всей командой, и нет никаких причин думать о возможном спаде в его игре. Может быть для "Лётчиков" наконец пришло время больших побед, последнюю из которых они одержали более 20 лет назад?". "Кто сказал, что Хекстоллу пора заканчивать с хоккеем?" – вопрошал "ESPN Hockey". – "Последние два года стали едва ли не лучшими в его карьере. Дайте же парню шанс выиграть Кубок!". Сам Хекстолл ничего против такого расклада, конечно же, не имел и в августе 1996 года подписал с "Лётчиками" новый трехлетний контракт на 7 миллионов долларов, особо оговорив пункт, исключающий его несанкционированный обмен в другой клуб. 

Поначалу все шло, как нельзя лучше. "Роковой Легион" в лице Эрика Линдроса, Джона Леклера и Микаэля Ренберга, поддерживаемый всей командой, безжалостно сметал на своем пути любую оборону. Опытные лидеры Эрик Дежарден, Петр Свобода, Чель Самуэльссон вместе с молодыми Янне Ниинимой, Крисом Терьеном составили очень неплохую защитную линию. А на последнем рубеже без устали трудились Хекстолл и его напарник Гарт Сноу. В конце 1996 года "Лётчикам" удалась фантастическая по нынешним временам серия из 4 "сухих" побед кряду. В период с 14 по 21 декабря последовательно были обыграны "Хартфорд Уэйлерз", "Бостон Брюинз", "Нью-Йорк Айлендерс" и "Сент-Луис Блюз" с общим счетом 19:0! 

Когда пришла пора решающих игр, "Лётчики" и не подумали сбавлять обороты. Всего лишь пятнадцать матчей понадобилось "Флайерз", чтобы в шестой раз в своей истории выйти в финал Кубка Стэнли. Каждый раунд плей-офф заканчивался убедительной победой "Лётчиков" с общим счетом 4:1, фактически не давшим своим соперникам, среди которых были отнюдь не слабые "Питтсбург Пингуинз", "Баффало Сэйбрз" с Домиником Гашеком в воротах и самый богатый клуб NHL "Нью-Йорк Рэйнджерс", ни единого шанса усомниться в окончательном результате. Яромиру Ягру оставалось бессильно опускать руки, великому "Супер-Марио" возводить очи горе и тихо скулить после каждого неиспользованного момента, а ехидному Марку Мессье впустую изливать свою желчь в телеэфире. "Лётчиков было не остановить"…

Часть 10

А дальше случилось невозможное. Вместо ожидаемой борьбы двух примерно равных по силам, но совершенно не похожих по стилю, соперников, зрители увидели нечто совсем другое. "Красные Крылья Советов" из Детройта оказались на порядок сильнее "Лётчиков", переиграв их в четырех матчах с издевательской легкостью. Два стартовых поражения дома с одинаковым счетом 2:4, разгром в гостях 1:6 и… И для "Филадельфия Флайерз" все кончилось. 

И Хекстолл, и Сноу, кстати, друзья в обычной жизни, несмотря на конкуренцию за место в составе, в финале сыграли неудачно, можно даже сказать, отвратительно. Каждый, даже самый безобидный, бросок по воротам Филадельфии таил в себе смертельную угрозу, потому что, словно сговорившись, вратари "Лётчиков" пропускали немыслимые для мастеров такого уровня шайбы. Прямолинейные щелчки игроков Детройта от синей линии стали прямо-таки настоящим бичом для голкиперов "Флайерз", умудрявшихся поочередно пропускать шайбы с расстояния 18-20 метров! Дополнительную нервозность внес и тренер "Лётчиков" Терри Мюррей, принявшийся после каждого матча менять вратарей местами, которые, боясь совершить в очередной раз роковую ошибку, допускали непредсказуемые ляпы во все более простых ситуациях. И без того находящиеся на взводе Сноу и Хекстолл, окончательно потеряли всякую уверенность в себе. Вина их была, конечно, несомненна, но почему-то никто не задался вопросом, где же была хваленая атака "Лётчиков". Даже с учетом провальной игры вратарей, всего лишь 6 заброшенных шайб в 4 матчах – катастрофически мало для команды, претендующей на Кубок Стэнли. Никого не волновало, куда подевалась непроходимая защита Филадельфии во главе с Полом Коффи, когда Айзерман и Компания раз за разом выкатывались один на один с брошенными на произвол судьбы Хекстоллом и Сноу. 

С наивной подписью на память.

Тем не менее, несчастные голкиперы "Лётчиков" большинством средств массовой информации были названы главными, а в ряде случаев и единственными виновниками краха Филадельфии в финальном сражении с "Красными Крыльями". В те дни в Северной Америке, наверное, не было ни одного спортивного издания, не бросившего камень в их огород. "Вратари стоили "Лётчикам" Кубка Стэнли!" – громогласно возвестила "The Hockey News". – "Пока бригада голкиперов в лице Рона Хекстолла и Гарта Сноу играла относительно стабильно, мало кто сомневался в том, что заветная вершина наконец-то покорится "Лётчикам". Но сокрушительная неудача на заключительном этапе розыгрыша Кубка показала всем, что вратарская линия – самая слабая в команде. В одном из интервью Гарт Сноу как-то признался, что готов ждать в качестве запасного голкипера, сколько потребуется, чтобы принять от Рона Хекстолла право защищать пост №1 в "Филадельфия Флайерз". Но, судя по всему, Кларк уже в ближайшем будущем намерен передать это право кому-то другому".  "The Sports Forecaster Hockey" была настроена еще более безапелляционно. "Проблема вратарей назрела в Филадельфии уже давно", – заявляла газета. – "Ни Хекстолл, ни Сноу не являются ее достойным решением. Эти два агрессивных бугая только и умеют, что пропускать непростительно легкие шайбы да к тому же в самые ответственные моменты. "Лётчики" никогда не наберут должной высоты, пока не избавятся от этих индюков". 

Да, игра Хекстолла непосредственно в воротах никогда не была совершенной и безупречной. Великолепно владея клюшкой, чему могли позавидовать некоторые полевые игроки, Рон прекрасно справлялся с большинством низких бросков. В таких случаях он либо отбивал шайбу далеко в сторону, тем самым исключая опасность ее добивания соперником с близкого расстояния, либо старался ее тут же прижать ко льду, а по возможности, не дожидаясь остановки игры, начать быструю контратаку. Шайбы, летящие на удобной для парирования ловушкой высоте, также не представляли для Хекстолла большой сложности. А вот с бросками, под перекладину, дело обстояло значительно хуже. Поэтому игроки, обладающие мягким, но чрезвычайно точным кистевым броском, такие как Брендэн Шэнехен или Сергей Федоров, были для голкипера Филадельфии настоящим проклятием. Но и это еще было полбеды. Неуравновешенный Хекстолл после каждой неудачи жутко психовал и начинал допускать немыслимые "детские" ошибки в ситуациях, когда пропустить значительно сложнее, чем оставить ворота в неприкосновенности. Таких "пенок" у Рона с лихвой хватило бы на три-четыре полноценные вратарские карьеры. Особенно он "преуспевал" при бросках в злополучную "пятую дырку", то есть между щитков, и с острых углов. До голов из-за ворот, как в случае с Крисом Осгудом, дело, слава богу, не доходило. 

Финал сезона 1996-97 с Детройтом стал для Хекстолла самым крупным фиаско за все его годы, проведенные в хоккее, с которым не могла сравниться даже боль, вызванная уходом из "Флайерз". Некоторые фаны "Лётчиков" так и не смогли простить Хекстоллу того, что он, по их мнению, подвел команду в тот момент, когда победа в Кубке Стэнли была уже почти в кармане. 

Презрительные выкрики с трибун, уничижительный тон прессы, постоянные напоминания о недавнем позоре – вот через что нужно было пройти недавнему кумиру Филадельфии, в свое время в одиночку тащившему на себе всю команду. В одно мгновение идол был сброшен с пьедестала, а все его былые заслуги перечеркнуты. Все, чего Рон верой и правдой добился за 11 лет, проведенные в NHL, отправилось "коту под хвост". В глазах окружающих бедняга Хекстолл выглядел уже не трижды героем-финалистом Кубка, а закоренелым трехкратным неудачником, подписавшем себе окончательный приговор.

Часть 11

От Хекстолла требовались поистине нечеловеческие твердость духа, воля и мужество, чтобы достойно противостоять такой обструкции. Если бы Рон завершил в тот момент свою карьеру профессионального игрока, то это, учитывая, как много испытаний выпало на его долю, не вызвало бы удивления лишь у тех, кто знал Хекстолла недостаточно близко. Его бывший одноклубник Скотт Мелланби в интервью "ESPN Sportszone" в апреле 1998 года сказал: "Я прекрасно знаю Рона Хекстолла и очень уважаю его, в первую очередь за спортивную злость и неискоренимую жажду борьбы. Независимо от того, против кого и как складывается игра, хорошая выдалась неделя или откровенно неудачная, он всегда готов выйти на поле. Рон всегда в центре событий, постоянно берет на себя инициативу. Даже после того, как он пропускает глупую шайбу, и все начинают смеяться над его неудачей, он не теряет желания играть. И поэтому я уверен в том, что Хекстолл – великолепный вратарь". 

Это - Лётчик.

Такой же точки зрения, по всей видимости, придерживались генеральный менеджер клуба Бобби Кларк и новый главный тренер Роджер Нильсон, рискнувшие оставить Хекстолла в команде. Сезон 1997-98 он, как ни в чем не бывало, начал на позиции основного вратаря "Лётчиков". Журналисты недоумевали: почему "Филадельфия Флайерз" вступает в новый сезон с теми же самыми голкиперами, которые предопределили поражение команды в финале Кубка Стэнли? Ответ на это мог дать только сам Хекстолл, принявший нелегкое, но единственно верное решение – продолжать играть и защитить свое доброе имя. Поступить иначе Хекстолл, который всегда был бойцом "до мозга костей", просто не мог. 

Вот один характерный эпизод. В ноябре 1997 года в матче против "Даллас Старз", пытаясь блокировать бросок Боба Эрри за 2 минуты до конца второго периода, Хекстолл взмыл из ворот сизым голубем и со всего размаха врезался в своего защитника Пола Коффи. Помешать поразить уже пустые ворота вратарь "Лётчиков", рухнувший от боли на лед, уже, разумеется, не мог. После матча Хекстолл, вынужденный из-за травмы спины досрочно покинуть площадку и вдобавок пропустить следующую игру, грустно улыбаясь, объяснял: "Сначала от боли я не мог пошевелить даже пальцем, потому что просто не чувствовал их. В какой-то момент я даже испугался!". 

Между тем, лишь слегка придя в себя от только что полученной травмы, Хекстолл ни в какую не желал уходить в раздевалку. Тренеру Уэйну Кэшмену даже пришлось оправдываться перед журналистами, почему он сразу же не заменил травмированного вратаря. "Я посылал к Хекстоллу Рода (Бренд’Амура) и Джоэля (Отто), чтобы спросить, как тот себя чувствует. И оба раза наш мужественный голкипер сказал, что он в порядке и может продолжать игру. На всякий случай я послал к Рону еще и нашего капитана. Но и он услышал в ответ то же самое, что и предыдущие игроки. Клянусь, что я непременно сию же секунду заменил Хекстолла, если бы кому-нибудь показалось, что Рон травмирован! В перерыве между периодами стоило большого труда уговорить его пройти немедленное медицинское обследование и остаться на скамейке запасных, потому что этот несгибаемый боец считал, что если у него ничего не сломано, то он должен продолжать игру". 

В итоге Хекстолл отыграл в сезоне 1997-98 в составе "Лётчиков" 46 игр, в которых одержал 21 победу. Надежная, уверенная игра, 4 матча "на ноль" и великолепный показатель пропущенных шайб – всего 2,17 за игру, заставили замолчать даже самых ярых его противников. Более того, вопреки мечтам "доброжелателей" в марте в "Ванкувер Кэнакс" в обмен на ветерана Шона Бурка отправился не Хекстолл, а Гарт Сноу. 

Послематчевые обнимашки.

Свой последний в тринадцатилетней карьере в NHL сезон 1998-99 Хекстолл провел в несколько непривычной для себя роли запасного вратаря. Пришедший в Филадельфию летом 1998 года вместо "женоненавистника" Бурка Джон Ванбизбрук вытеснил Рона из основного состава. На долю Хекстолла выпало лишь 23 игры регулярного чемпионата. Все шесть матчей первого круга плей-офф, закончившегося общим поражением "Лётчиков" от "Торонто Мэйпл Лифз", в воротах бессменно находился Ванбизбрук. Среди журналистов поползли слухи, что Хекстолла, дескать, выпускают только на малозначащие матчи или встречи против заведомо слабых соперников. Но тренер Роджер Нильсон и сам Хекстолл опровергли эти домыслы. "Стратегия действий команды на каждый отдельно взятый матч строится вокруг основного голкипера, Джона Ванбизбрука", - комментировал тренер свое решение. – "В зависимости от его состояния мы определяем, кто из вратарей должен выйти сегодня на лед. Я знаю, как тяжело Рону оставаться на скамейке запасных иногда по 4-5 игр кряду. Но он понимает, что интересы команды превыше всего, и не ропщет". Каково же на самом деле было Хекстоллу, многолетнему лидеру клуба, перенести факт своей потенциальной отставки знает, пожалуй, лишь он сам. Однако, не смотря ни на что, Рон продолжал выходить на каждый, даже ничего не решавший матч, как на последний бой. 

Часть 12

Первого июля 1999 года, когда в NHL по традиции открылся рынок "свободных агентов", "Лётчики" официально отказались от дальнейших услуг своего голкипера. Новичок Лиги, клуб "Атланта Трэшерз" предпочла не выбирать "пожилого" Хекстолла, предпочтя ему более дешевых и молодых игроков. Другими клубами теперь уже бывший голкипер "Филадельфия Флайерз" тоже оказался не востребован. Руководство "Лётчиков" предложило Рону выкупить заключительный год его контракта. Последнее слово оставалось за самим Хекстоллом. 

Время уходить.

Поясняя позицию клуба в отношение Хекстолла, Бобби Кларк заявил: "Я думаю, если Рон не захочет продолжить карьеру действующего игрока в другой команде, то мы обязательно сядем вместе с ним за стол переговоров, чтобы рассмотреть варианты его дальнейшей работы в системе нашего клуба. Очень хорошо, если Рон останется работать в Филадельфии, где его многие любят. Абсолютно уверен в том, что Хекстолл был одним из лучших голкиперов за всю историю нашего клуба. Но все, в том числе и он сам, понимают, что пришло время молодых вратарей, которым нужно набираться опыта бок о бок с другими "Лётчиками"". 

На специальной пресс-конференции, проводившейся в тренировочном лагере Филадельфии, Хекстолл, никогда не скрывавший своего восхищения игрой "звезды" бейсбола Кэла Рипкина, появился в бейсбольной рубашке и кепке. Столь неофициальный стиль в одежде и леденящее душу спокойствие, с которым Рон сообщил собравшимся журналистам о своем решении завершить профессиональную карьеру, только подчеркивали всю чудовищную неестественность происходившего. "Во время нашего разговора с руководством клуба я дал им понять, что мне хотелось бы доиграть этот последний год. Но, с другой стороны, многое говорит, что пришла пора закругляться". 

Хекстолл признался журналистам, что у него был вариант однолетнего контракта с Калгари, но он решил отказаться от него, мотивируя это хроническими травмами и нежеланием его многочисленного семейства (помимо самого Рона, это его жена Диана, дочери Кристина и Ребекка и сыновья Бретт и Джеффри) покидать обжитое место в Нью-Джерси, неподалеку от Филадельфии. "А, поскольку слоняться без дела или висеть на шее у клуба – занятие не по мне, я принял предложение Кларка работать в команде в качестве скаута", – добавил он. 

На вопрос о свободном времени Хекстолл усмехнулся: "Раньше у меня были проблемы с самим свободным временем, а не с тем, как занять его. Теперь я, наверное, смогу наверстать упущенное. Я очень люблю своих детей и всегда стараюсь, как можно, чаще бывать в кругу семьи. Обязательно посетим еще раз все вместе Бермудские острова. Рыбалка, гольф, катера… Да мало ли что еще взбредет в голову идеальному отцу и мужу!". 

Подводя итог своей хоккейной карьере, Рон пожал плечами и заметил, что, в принципе, будучи еще юношей, он планировал играть как раз в течение 15 лет. "Так и получилось. Это был долгий и интересный путь, полный чрезвычайно приятных, а порой и горьких мгновений. Но я ни о чем не жалею, так как "Лётчики" – это лучшее из того, что я мог выбрать". И в этот момент многим показалось, что голос Хекстолла дрогнул. 

Клод Жиру и генеральный менеджер "Флайерз" Рон Хекстолл.

Рон Хекстолл закончил свое выступление в большом хоккее в ранге абсолютного рекордсмена среди голкиперов "Филадельфия Флайерз" по числу проведенных игр (573), одержанных побед (285), в том числе побед в плей-офф (45), голевых передач (32) и даже штрафных минут (587), превзойдя по всем этим показателям несравненного Берни Парента. Лишь по числу игр, проведенных "на ноль" (20), Хекстолл уступает достижению своего великого предшественника. Кроме того, не следует забывать, что бывший голкипер "Лётчиков" – один из двух голкиперов в истории NHL, на счету которых две заброшенные шайбы. Причем, в отличие от Мартина Бродо, которому один гол достался, что называется, "на халяву", Хекстолл поражал ворота соперников самолично. 

За годы, проведенные в Филадельфии, Хекстолл стал воплощением неповторимого духа "Лётчиков", живой иллюстрацией хоккея в их исполнении – бескомпромиссного, авантюрного, но самозабвенного и чрезвычайно искреннего, посвященного болельщикам. Именно благодаря этим качествам Хекстолла, большинство фанов "Флайерз" испытывают гордость при воспоминании об игре этого великолепного мастера, подарившего им много лет интересного хоккея, но, к сожалению, так и не добившегося победы в Кубке Стэнли. Придут другие голкиперы, вероятно, более сильные, чем он, но второго Хекстолла уже не будет. 

И последнее. Так уж повелось, что, говоря о мощной поступи "Лётчиков" в решающих играх, зачастую проводят аналогии с несущимся по сверкающим шпалам локомотивом, сметающим все и вся на своем пути. И, наверняка, не случайно, болельщики Филадельфии ласково окрестили его "Хекси" (Hexy). Даже теперь, когда Рон Хекстолл перестал быть основным голкипером команды, он остался истинным "Лётчиком", в чьих жилах, течет оранжево-черная кровь[1].

Примечания

  1. Статья подготовлена пользователем Hex для форума NHL.ru в 2002 году, позднее статья была опубликована на ныне неактивном ресурсе hextall.ru.